Новости
15 октября

После августа 2020-го многим беларусам пришлось покинуть страну. Одна из них – пресс-секретарь Белорусского дома прав человека (БДПЧ) Евгения Паращенко. В феврале 2021-го в ее квартире и доме ее родителей прошли обыски, тогда же Евгении вместе с сыном удалось выехать из Беларуси. Правозащитница находится в безопасности – и только сейчас решилась рассказать, как проходила ее эвакуация. 

«Я рыхтавала дакументы ў міграцыю. Трэба было прыкласці ўласную гісторыю, так што мне мімаволі давялося яе ўзгадваць. У мяне не самая страшная гісторыя: я выязджала «белым шляхам» – самалётам з Беларусі. Разам з мною быў мой сыночак – і няхай гэта ўскладніла вандроўку ў тысячу разоў, але маральна ехаць без Альберта было б усё адно, што сядзець у турме. Мне вельмі дапамагалі: замаўлялі таксоўку, квіткі на самалёты, гатэлі – адна б я не адолела гэты шлях. 

І ўсё адно, гісторыя маіх уцёкаў, усе эпізоды таго бясконцага дня – гэта тысячы іголак у сэрца. Бясконцага дня, які пачаўся званком у дзьверы а сёмай раніцы – такім працяглым і нахабным званком, які не пакідаў сумневаў: хто і па што прыйшоў?

І за званком мой погляд у вочка на чорныя галовы амонаўцаў на пляцоўцы – dідовішча, на якое я не забудуся ніколі. 

І вось, пасля другога ператрусу, я стаю пасярод кватэры, якую мне цягам 20 хвілінаў трэба пакінуць назаўсёды. Часу вобмаль, бо трэба паспець на начны самалёт з Менску, а я ў Гомелі. Да таго ж наперадзе галоўная інтрыга: арыштуюць мяне на мяжы ці не, як маю калегу Таццяну Ласіцу. Таму з намі на таксоўцы ў Менск паедзе мая мама, каб паспрабаваць забраць Альберта ў выпадку майго арышту. 

Кватэра арандаваная, я ў яе больш не вярнуся. Аднак мы пражылі ў ёй пяць гадоў. Вось я машынальна папраўляю плед на ложку – бессэнсоўна, больш у ім ніхто не будзе спаць. Вось вопратка, сабраная для мыцця, – ніхто больш не запусціць тут пралку. Вось гармідар у дзіцячым пакоі (дзіцячыя рэчы перагарнулі ўсе дагары нагамі – шукалі там найбольш), я не прыбірацьму яго, бо ўсё тут трэба складаць у скрыні і кудысьці вывозіць. Мае кветкі... Карацей, у мяне больш няма хатніх раслін.

І вось я гляджу апошні раз на свой ДОМ і пакідаю яго назаўсёды.

Рэчы для мяне і Альберта я сабрала за 20 хвілін. Мне здавалася, што я добра сябе кантралюю. Але, напэўна, я была крыху ў непрытомным стане. Я чамусьці ўзяла маленькую торбу. Палову з яе я запоўніла памперсамі, якія можна купіць на кожным рагу. Узяла плед, які для Альберта пашыў дзядуля (і ён заняў другую палову торбы). Захапіла маленечкую летнюю коўдрачку, якую для нованароджанага Альберта таксама пашыў дзядуля, каб яму не спякотна было ўлетку ў вазку. І ўзяла гірлянду з зорачкамі. 

Напэўна, мне хацелася захапіць паболей рэчаў, якія б нагадвалі пра дом. Я не ўзяла шмат чаго патрэбнага, затое плед, коўдрачка і гірлянда з зоркамі са мной.

Гэтую гірлянду я першай дастала з торбы, калі мы з Альбертам праз шмат гадзінаў увайшлі ў гатэль у Кіеве. Я паклала яе на палічку над ложкам, запаліла, і мы абодва схаваліся пад коўдру, абняліся і заснулі нарэшце. Нашая вандроўка (дакладней, уцёкі) яшчэ былі далёкімі ад заканчэння, але ў той момант я ўпершыню ад таго, як убачыла чорнагаловых, адчула палёгку.

P.S. 

А на фота я (чырвоны капюшон) сядаю ў міліцэйскую машыну (амонавец адчыняе мне дзьверы), каб ехаць з ператрусу ў бацькоў на ператрус у маёй кватэры. Фота зрабіў нехта з бацькоў, калі яшчэ было не вядома, пабачаць яны мяне пасля ператрусу ці не.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
13 октября

Сегодня появилась новость о том, что за подписку на телеграм-каналы, которые были признаны в Беларуси экстремистскими, якобы может грозить уголовная ответственность. Объясняем, что происходит, и рассказываем, как над еще не утвержденной мерой смеются в сети.

Что произошло 

В Беларуси приняли постановление Совета министров N 575 «О мерах противодействия экстремизму и реабилитации нацизма». Многие решили, что это постановление уже вступило в силу, НО: документ еще не опубликован. 

Однако представители ГУБОПиК уже заявили, что как только документ будет опубликован (если будет), они инициируют признание экстремистских чатов и телеграм-каналов экстремистскими формированиями. Если «идея» ГУБОПиК пройдет, подписчикам таких тг-каналов может грозить статья УК 361−1 и до семи лет лишения свободы – как участникам экстремистского формирования. 

Еще раз: инициатива ГУБОПиК прямо сейчас остается лишь инициативой, и уголовка за подписку на тг-каналы, которые признали экстремистскими в РБ, грозит лишь в теории. 

UPD: опубликован текст постановления правительства РБ о мерах против экстремизма и реабилитации нацизма – об уголовной ответственности для подписчиков признанных в Беларуси «экстремистскими» телеграм-каналов там ничего не говорится.

Как реагируют соцсети 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Ситуация с коронавирусом в Беларуси плачевная. На днях в издание Zerkalo.io прислали документ, в котором говорится, что только за 7 октября эпидемиологи зарегистрировали в Минске более трех тысяч случаев COVID-19. Если верить этому документу, 94% процента из заболевших были не привиты. 

С 9 октября в Беларуси было введено обязательное ношение масок и соблюдение дистанции в общественных местах. Позже выяснилось, что за несоблюдение этих правил беларусов будут штрафовать на 870 рублей. 

Как пишет бывший волонтер инициативы ByCovid19 Андрей Ткачев, ситуация в Беларуси страшная: «Такого еще не было. Врачей стало меньше. Мест в больницах нет. Лекарств почти нет». А теперь посмотрите, что пишет врач врач-инфекционист, которая сейчас работает в одной из беларуских больниц – в кислородном отделении.

«Совсем недавно, в июне месяце, мой родной брат три дня находился между жизнью и смертью в реанимации. Три дня я трезвонила в эту самую реанимацию со слезами, выспрашивала, умоляла помочь. И на том конце трубки спокойный и как будто безразличный голос говорил: «Состояние тяжёлое. Делаем все возможное». А теперь я работаю в кислородном отделении инфекционной больницы.

В отделении, откуда люди попадают в реанимацию или выписываются с выздоровлением, или не выписываются. И каждый день я таким же спокойным и как будто безразличным голосом говорю плачущим людям на том конце трубки: «Состояние тяжёлое. Делаем все возможное». Все познаётся в сравнении, друзья. В кислородном отделении я работаю уже две недели. За это время я научилась: 

  • Писать справки о смерти.
  • Врать пациентам, переводя их в реанимацию, что это на пару дней: там просто стабилизируют и переведут назад.
  • Сдерживать дрожь в голосе, когда нужно позвонить и сообщить родственникам, что их близкого человека уже нет.
  • Научилась сохранять спокойствие, когда внутри все разрывается от ужаса.

Не научилась и, наверно, никогда не научусь не впечатляться при виде умирающих людей, которым ты никак не можешь помочь... И которые просят тебя о помощи. И плачут, что так мало пожили.

Зачем все эти посты? Чтобы прочитали антипрививочники. Прочитали и ещё раз подумали о вакцинации. Если кто-нибудь после моих постов пойдёт и сделает прививку, я буду рада».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
8 октября

А вы знали, что в некоторых регионах Беларуси студентов, учащихся лицеев до сих пор отправляют «на картошку»? Например, на поля сельхозорганизаций Витебского района отправили трудиться 11 студенческих отрядов. Назвали это мероприятие «помощью от учащихся». 

Всего к уборке картошки и других овощей привлекли около 200 студентов из четырех витебских колледжей (технического, индустриально-технологического, легкой промышленности и филиала Белорусской академии связи). Также задействовали ребят из ВГУ и Академии ветеринарной медицины. 

Студенты работают каждый день по шесть часов. Организаторы уборки уверяют, что через каждый час предусмотрен 10-минутный перерыв. Также есть обед – он длится 30 минут, но еду студенты должны приносить из дома, полевой кухни там нет. 

А теперь к цифрам: за одну тонну убранной, отсортированной и уже погруженной свеклы студенту обещают заплатить 36 рублей. Говорят, что в прошлом году студенты за сезон успевали зарабатывать «попиццот», только не долларов, а рублей. 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5 октября

Вчера, около семи вечера по минскому времени, весь мир потерял доступ к фейсбуку, инстаграму и ватсапу. Соцсети «лежали» около шести часов, заработали только ближе к двум часам ночи. Рассказываем, что происходило во время самого глобального сбоя в истории этих соцсетей, и после чего он произошел. 

Сотрудники фейсбука не могут попасть в офис, Цукерберг теряет около $6 млрд: что было во время сбоя соцсетей 

Во время сбоя не только пользователи потеряли доступ как к мобильным, так и веб-версиям фейбсука, ватсапа и инстаграма – также не работали и все внутренние сервисы фейсбука, кроме почты и календарей. Сотрудники фейсбука физически не могли попасть в офис, чтобы оценить масштабы проблемы, – у них также не работали электронные пропуска. Чтобы вручную перезагрузить сервера, компания, которой принадлежат соцсети, отправила небольшую команду сотрудников в Калифорнию. 

Пока соцсети компании «лежали», Марк Цукерберг опустился на шестое место в списке Forbes и, по подсчетам журналистов, потерял около шести миллиардов долларов из-за падения стоимости акций компании.

Когда доступ к фейсбуку, инстаграму и ватсапу восстановили, Цукерберг извинился перед пользователями: «Я знаю, насколько вы полагаетесь на наши услуги, чтобы оставаться на связи с людьми, которые вам дороги». 

После чего случился шатдаун

С начала сентября 2021-го аноним начал сливать внутреннюю информацию Facebook Inc. журналистам The Wall Street Journal. Эти данные свидетельствовали о том, что компания знает, какой вред обществу причиняют соцсети (например, что инстаграм плохо влияет на детскую психику), но сознательно игнорирует проблемы. Также информатор утверждал, что Facebook Inc. на самом деле позволяет пользователям публиковать недостоверный и разжигающий ненависть контент ради своей выгоды. 

Так вот, незадолго до глобального сбоя соцсетей, принадлежащих Facebook Inc., информатор раскрыл свою личность в передаче «60 минут» на канале CBS News. Источником оказалась 37-летняя бывшая менеджер фейсбука Фрэнсис Хоген. 

Хоген – специалист по анализу данных с дипломом компьютерного инженера и степенью магистра бизнеса в Гарварде. В течение 15 лет она работала в таких компаниях, как Google и Pinterest. А с 2019 по апрель 2021 занимала должность в фейсбуке, в отделе «гражданской этики». 

По словам Хоген, руководство компании лжет, говоря об успехах в сфере борьбы с разжиганием вражды и дезинформации, и на самом деле настраивает алгоритмы под продвижение контента, вызывающего негативные эмоции у пользователей. Хоген уверяет, что корпорация отключила фильтры в соцсетях после выборов президента США и, таким образом, помогла организаторам штурма Капитолия в Вашингтоне 6 января. Кроме того, по словам Хоген, соцсеть пользуется инструментом XCheck, который защищает аккаунты знаменитостей и политиков от блокировок вне зависимости от размещаемого ими контента. Вот несколько цитат Хоген из интервью на CBS News: 

«Я видела множество социальных сетей, и в фейсбук это было значительно хуже, чем во всех остальных. <...> В какой-то момент в 2021-м я поняла: «Хорошо, я должна сделать это системно, и я должна вынести достаточно, чтобы никто не мог усомниться в том, что это реально». <...>

После выборов они [руководители компании] сказали нам: «Мы распускаем отдел гражданской этики». По сути, они сказали: «Отлично, мы справились с выборами. Не было беспорядков. Теперь мы можем избавиться от «гражданской этики». Прошла пара месяцев, и мы получили захват Капитолия. <...>

Корень проблемы фейсбука лежит в изменении, которое компания внесла в 2018-м в свои алгоритмы – они решают, что вы видите в своей новостной ленте. Фейсбук оптимизируется для контента, который вызывает вовлечение или реакцию. И собственные исследования соцсети показывают, что контент, вызывающий ненависть, раскол, поляризацию, легче побуждает людей к гневу, чем к другим эмоциям. <...>

В фейсбуке поняли, что, если изменят алгоритм на более безопасный, люди будут проводить меньше времени на сайте. Будут меньше кликать на рекламу, то есть компания будет меньше зарабатывать. Они понимали опасность такого алгоритма для выборов 2020-го. Поэтому включили системы безопасности, чтобы уменьшить количество дезинформации – но многие из этих изменений были лишь временными. И как только выборы закончились, они снова отключили системы безопасности или вернули настройки к прежним, чтобы отдать предпочтение росту, а не безопасности. И это действительно похоже на предательство демократии». 

Фрэнсис Хоген уже подала жалобы на компанию в федеральные правоохранительные органы. Также она обратилась в Федеральную комиссию по ценным бумагам и биржам с просьбой о предоставлении ей защиты как информатору.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter